Четверг, 8 декабря 2022   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Новости
Вопросов много: почему жители Керчи не могут оправиться после трагедии
20:33, 23 ноября 2018

Вопросов много: почему жители Керчи не могут оправиться после трагедии


Почти 40 дней после массового расстрела в политехническом колледже, ставшим печально известным всему миру, жители небольшой Керчи так и не пришли в себя, не вернулись к нормальной жизни. Это подтверждают пустые улицы, отсутствие детей на детских площадках и непрекращающийся поток скорбящих людей к народному мемориалу. Корреспонденты РИА Новости Крым побеседовали с местными жителями, властями и узнали, как город-герой живет сегодня.

Место встречи скорбящих
Народный мемориал не убрали. Хотя теперь сюда не так часто приносят цветы, это место не брошено – прохожие и ученики политеха останавливаются ненадолго, поправляют фото погибших, цветы и уходят. Это место встречи для тех, кто не может забыть о трагедии и постоянно задает себе вопросы: почему именно этот город стал жертвой и, главное, кто виноват в случившемся?

17 октября студент четвертого курса Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков устроил стрельбу и взорвал бомбу в учебном заведении. Жертвами стали 20 человек, 67 получили травмы. Нападавший покончил с собой. После случившегося правоохранители возбудили уголовное дело по статье об убийстве двух и более лиц общеопасным способом.

«Я одинокая, у меня до всего этого умер сын. Часто его вспоминаю и всех деток, которые здесь погибли. Я так переживаю из-за произошедшего, постоянно сюда хожу. Пойду помянуть их в воскресенье, пусть им будет хорошо на том свете», — рассказала у народного мемориала женщина с глазами полными слез и спешно пошла прочь.

К месту скорби подходит молодой человек и сам начинает разговор. «Да не верю я, что он (Росляков – ред.) был один. Я прибежал сюда через час после этих событий. Мне родственники позвонили и рассказали о взрыве. Тут стояли военные ребята. Я спросил у них, что происходит. А один из них ответил: «Осторожно, здесь очень опасная ситуация. Возможно, есть еще преступники», — вспоминает тот день Алексей.

Действительно, в первые часы после трагедии правоохранители еще не знали подробностей расстрела в колледже.

Сегодня молодой человек вспоминает, как сразу после взрывов и стрельбы, когда никто не мог понять, что произошло на самом деле, родители бросили все дела, работу и побежали забирать из школ и детсадов своих чад.

«Сначала люди просто останавливали прохожих, чтобы те помогли выносить раненных. Мой отец тут тоже участвовал – он принимал их, помогал грузить в машины. Сначала везли пострадавших в ближайшую третью больницу, но там операционных нет, поэтому им делали обезболивающие уколы и везли в горбольницу №1», — рассказал керчанин.

Оказалось, что Алексей и сам когда-то учился в этом колледже, правда, тогда он назывался Керченским политехническим техникумом. Теперь, когда мужчина проходит мимо народного мемориала, каждый раз вспоминает своего учителя алгебры Светлану Бакланову, которая вместе с дочерью погибла 17 октября, и завуча Ларису Кудрявцеву, которая также стала жертвой трагедии.

Чуть позже к стихийному мемориалу подходит Мария с родственницей, приехавшей погостить в Керчи. Первым делом женщина повела ее к мемориалу, чтобы рассказать подробности трагедии.

«Город скорбит: никаких увеселительных мероприятий, никто не смеется, дети не гуляют на площади. Это же надо, один такой урод и столько горя принес… В нашем дворе две девочки в колледже учатся. Говорят, 21 человек не пошли на занятия, сказали, что больше не могут переступить порог заведения», — говорит Мария.

Недоступность и неприкосновенность

Подходя к пустующему зданию колледжа, где более месяца назад прозвучали взрывы и выстрелы, мы увидели затянутые пленкой окна и нескольких рабочих. Оказалось, что это сотрудники завода «Залив». Предприятие решило помочь заведению и привести в порядок вход в учебный корпус.

«Обычно еще тут краснодарские ребята работают, новые окна ставят. Вот видите, часть уже поменяли, но сегодня их что-то нет», — отмечает один из заводчан.

Один из мужчин не выдерживает и говорит, что журналисты зря приходят на место происшествия, что никаких комментариев добиться никому не удалось.

Подходим к третьему корпусу коллежа. Здесь сейчас сосредоточился весь учебный процесс, после перевода сюда учащихся, которые ранее обучались в том самом злополучном здании.

Войдя в корпус, сразу проходим через металлодетектор. Рядом стоят несколько росгвардейцев. Они советуют подойти на «ресепшен», где сидит дежурная. На просьбу связаться с директором политеха для комментария она не реагирует и не пытается спросить у руководителя разрешения, заранее понимая ее реакцию.

— Я не знаю, где она. Тут вчера из Швеции приезжали и из Москвы, но интервью не дают никому. — Прямо из Швеции? — Да, с вами точно разговаривать никто не будет. Как на войне Количество пострадавших и характер травм, полученных в результате стрельбы и взрыва, невольно напоминали военные условия. Как вспоминает заведующий ортопедо-травматологическим отделением керченской горбольницы №1 Алексей Мирошниченко, среди раненых были крайне тяжелые, агонирующие, поступали и те, кого уже нельзя было спасти. «В 11.40 нам поступил первый звонок. В 12 часов начали привозить пострадавших на скорой помощи и попутном транспорте. Не скрою, что мы впервые столкнулись с таким массовым поступлением раненных детей. Большая часть из них были девочками 15-16 лет. Проводились диагностические, противошоковые мероприятия, оперативные вмешательства», — восстановил в памяти события того дня Мирошниченко.

В течение получаса в медучреждение поступили около 50 человек. Работать было непросто, говорит он, так как на этажах бегали родственники, знакомые и просто переживающие, которые пытались опознать пострадавших. Через несколько часов сотрудники Росгвардии помогли справиться с толпой и стали организованно пускать только близких пострадавших.

По словам врача, тяжелее всего было оперировать пациентов с проникающим ранением брюшной полости, открытыми переломами бедер, травматическим отрывом голени. На помощь местным врачам оперативно прибыли специалисты из Симферополя, а позже — из Краснодара, которые привезли недостающие медицинские принадлежности.

Сегодня все пострадавшие выписаны из крымских больницы на амбулаторное лечение, однако это не означает, что некоторым из них не понадобится повторная операция, пояснил завотделением.

«Кто-то еще под наблюдением, у кого-то остались инородные тела, после инкапсуляции их можно будет извлечь. Одной пациентке, выписавшейся из РДКБ (Республиканская детская клиническая больница – ред.), мы предлагали лечь в стационар, но семья пока не делает этого по психологическим причинам», — прокомментировал ситуацию врач.

Увековечивание трагедии Через несколько дней импровизированный мемориал у колледжа уберут, а в скором времени в Керчи появится постоянный. «Мы обратились к ведущим архитекторам страны, чтобы они нам сделали эскизный проект мемориального комплекса. Сейчас эти проекты прорабатываются. Мы их обязательно вынесем на обсуждение города и примем решение, где он будет находиться», — рассказал глава местной администрации Сергей Бороздин.

Пока решается вопрос увековечивания памяти, власти Керчи и Республики работают над тем, чтобы подобная трагедия больше никогда не повторилась. По данным Бороздина, во все образовательные учреждения города закуплены металлодетекторы, установлены кнопки вызова спецотряда.

С 26 ноября сотрудники Росгвардии прекратят усиленную охрану школ и детсадов, однако будут введены дополнительные экипажи патрулирования города. Кроме того, в конце этого года планируется возобновить учебный процесс в пострадавшем от взрывов корпусе, точнее в его части. Так, в декабре ребята смогут вернуться в отремонтированную половину здания.

Чтобы дети смогли быстрее забыть события 17 октября, с ними усиленно занимаются психологи. Пока специалисты со всех общеобразовательных заведений посменно работают в учреждении, чтобы побороть депрессию очевидцев трагедии. Однако не все дети и их родители смогли справиться с эмоциями и сразу приняли решение перевестись в другие учебные заведения.

По словам министра образования, науки и молодежи Крыма Натальи Гончаровой, семеро человек уже забрали документы из политеха. Трое из них вернулись в школу, остальные — перевелись в другие колледжи.

«Я думаю, что и время нужно, и отдельным людям психологическая помощь. Сказать, что сегодня полностью регулируемая ситуация с точки зрения психологии, нельзя», — заключила министр.

Источник: Алина Богадица, журналист РИА Новости Крым https://crimea.ria.ru/society/20181123/1115632934.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.


© 2022 Портал обзора
Крым